December 7th, 2013

Сразу обо всем.

Интересное дело. Когда тут бывало мало народу, то можно было спокойно постить что угодно. И никто не пытался капать на макушку кислотой своих советов.
А теперь туча неизвестных мне людей считает своим долгом обязательно заявить каким они хотели бы видеть мой журнал. Это им не так, то не этак. Одно можно постить, другое нельзя. Пишут в личку, на почту, негодуют и советуют. Мол, мы сейчас поотписываемся все, если ничего не изменится.
Ну ок, отписывайтесь, в чем проблема-то? Рейтинги меня интересуют меньше всего и каким образом мой ЖЖ вошел в первые пять сотен мне самому до сих пор не ясно. Был когда-то три миллиона какой-то там и я от этого нисколько не страдал, писал что хотел. Станет четыре миллиона каким-то - мне до лампочки, все равно я буду писать что хочу. Главное не тратьте свое и мое время на советы по содержанию и оформлению.
Мне интересно знать мнение читателей о той или иной вещи, событии, которое мне показалось настолько интересным, что я решил его тут запостить. Очень интересно. Но раз уж камент типа "ух ты здорово" и "отстой" писать как-то банально не охота, а отвечать на него и подавно нечего, то появились голосовалки "лайк-нелайк". Они не для рейтинга, блин, а для элементарной обратной связи с читателем. Не хочется тыкать в голосовалку - никто не заставляет же.
Присылать мне какие-то тупые обзоры и мутные предложения о рекламе тоже бессмысленно. Я не упомяну о сайте до тех пор, пока он мне не станет интересен. А мне не интересны способы продвижения торговых стартапов и прочей шелухи. Промо у себя вешать не планирую. Зачем мне Жжетоны тоже не понимаю.
Единственное, что меня интересовало - продолжать ли постить интересную современную керамику - я прекрасно узнал, задав вопрос читателям.
Меня мало волнует, что думает просвещенное человечество о геях и христианах в глобальном смысле. В аргентинской истории меня поразило поведение мужиков. Дать в рыло тупой дуре, которая надевает тебе на шею свои вонючие труселя, в которых, как в парашюте, может поместиться еще несколько человек -- нормальная реакция для любого человека. А горячие латинские парни, настолько понимают, что за этим последует, что продолжают просто стоять и не пускать припадочную толпу к тому месту, которое им дорого.  Это настолько удивительно, что не написать об этом нельзя. Если бы хоть один из них сорвался, то весь мир сразу узнал бы, как в Аргентине христиане-фанатики угнетают и избивают пушистых несчастных феминисток. В топе ЖЖ тут же появилась бы эта новость в исполнении какого-нибудь анальгина или другого радулина. А видел кто-нибудь в топе новость про аргентинских мужиков, выстоявших перед имбецилами с сиськами наперевес? И не увидите. Но не надо мне рассказывать, что и я должен петь в унисон топовым борцам за права.

Axel Zwingenberger



[прежде всего проясним вот что:]Прежде всего, проясним вот что: 1) boogie-woogie– форма блюза; 2) boogie-woogie и boogie Джона Ли Хукера – разные, хотя очень родственные виды музыки. Буги-вуги НИКОГДА не понижает темпа «ниже среднего». Как ТОЛЬКО стрелка темпа покидает красный сектор, начинается ОБЫЧНЫЙ БЛЮЗ. Стиль обращения с клавиатурой под названием вoogie woogie – исполняют его только пианисты с гипертонусом - существует столько, сколько живёт на свете блюз и джаз, то есть лет 100. Где-то в конце 30-х в мире случилось нечто вроде умопомрачения на почве boogie woogie, ну, типа повальной моды, и Аксель Цвингенбергер его посол в настоящем.
Последний на данный момент альбом - «A B C & D of Boogie Woogie - Live in Paris». Записанный Акселем в компании пианиста-коллеги по бвуги Ben Waters, барабанщиком-роллингом Charlie Watts и контрабасистом Dave Green диск вошел в список «лучшие диски блюза в РФ за 2012».
Axel Zwingenberger – самый успешный, продуктивный и безгранично изобретательный исполнитель САМОЙ великой американской пианистической забавы - в Европе. Он произвёл на свет 30 альбомов, в его репертуаре 400 с лихом песен и пьес.
Вопреки мифу, Axel Zwingenberger никогда не учился в консерваториях и других муз-ВУЗах, хотя закончил университетский курс юриспруденции в родном Гамбурге. В городе, где он родился в 1955, кстати, в весьма приличной бюргерской семье. В 6 лет Акселя отдали учиться частным порядком на пианино, классику. В 1973 он услышал пластинку буги-вуги и сразу же подсел на музыку, втянув, в любительскую (поначалу) суету выступлений там-сям младшего брата-барабанщика Торстена (Torsten Zwingenberger). Через полгода появился ансамбль молодых единомышленников, помешанных на буги-вуги.
С тех пор Цвингенбергер ничем иным, кроме boogie-woogie, не занимался – его исполненем, записью, сочинением. 40-летие карьеры в 2013 он отмечает, прежде всего, безостановочными гастролями. Так в марте вновь, как частенько в прошлые годы, он будет гастролировать по Европе в тандеме с чёрной певицей Lila Ammons, внучкой гиганта буги-пиано и своего кумира Элберта Эмоннса (Albert Ammons).
С данного момента (1973) судьба основательного, но удачно «оступившегося» немца превращается в артистическую хронику, среди главных пунктов которой, в частности:
- первая услышанная запись (рекомендуется каждому бв-фану) – граммофонная пластинка пианиста по имени Pete Johnson «Swanee River Boogie» + «St. Louis Boogie», а также «Boogie-Woogie Prayer» в исполнении трио буги-пианистов - Meade Lux Lewis, Эмоннс, Джонсон. И наконец, великий виброфонист Lionel Hampton, за роялем Albert Ammons, диск «Central Avenue Breakdown / Hamp's Boogie-Woogie #2»;
- 1975 дебютный альбом «Boogie Woogie Breakdown»;
- 1978 в Америке записал диск «Let's Boogie All Night Long» с выдающимся черным певцом Big Joe Turner;
- 1982 вышел «The Boogie Woogie Album», записанный с Lionel Hampton и его оркестром;
- 1990 в Вене, «Мекке классической музыки», записал альбом дуэтов «Blue Pianos» с черным техасским виртуозом Jay McShann;
- 2008 «Lady sings the Boogie Woogie» - совместная работа с Lila Ammons;
- 2010 диск «The Magic Of Boogie Woogie» с барабанщиком-роллингом Чарли Уоттсом
За отчётный период Аксель выступал и записывался с кучей звёзд раннего и классического блюза, например, с Sippie Wallace, Mama Yancey, Champion Jack Dupree и др.
Помимо буги-вуги Аксель Цвингенбергер одержим ещё одной страстью – старинные паровозы. Он известен фотографиями паровых локомотивов, выпустил фотоальбом. Аксель организовал некоммерческий фонд в рамках германского Фонда Защиты Исторических Памятников, который собирает деньги на сохранение железнодорожных реликвий.
http://bluesnews.ru/



?

йиии-ха!
18(100.0%)
буэээ...
0(0.0%)